Управление Генеральной прокуратуры России в Приволжском федеральном округе

Интервью и выступления

Выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Зайцева С.П. на заседании Комиссии по улучшению инвестиционного климата, снижению административных барьеров и развитию малого и среднего предпринимательства в Приволжском федеральном окру // 26.04.12

Уважаемый Михаил Викторович!

Уважаемые коллеги!

Одним из основных рисков, снижающих инвестиционную привлекательность конкретного региона и страны в целом, остается коррупция, а также неоправданное вмешательство государства в экономику.

Принимаемыми в последние годы мерами удалось придать антикоррупционной политике комплексный, межведомственный характер.

Вместе с тем, резервы органов исполнительной и законодательной власти, правоохранительных и контролирующих структур в данной сфере далеко не исчерпаны. Множество системных проблем остаются нерешенными.

Прежде всего – это несовершенство региональной и муниципальной правовой базы, которая все еще содержит немало отсылочных, альтернативных норм, предоставляющих чиновникам возможность вариативности в принятии решений, ограничивающих свободу предпринимательства.

Ежегодно прокурорами округа оспаривается свыше 10 тысяч правовых актов и их проектов, содержащих коррупциогенные факторы.

Так, постановлением Правительства Республики Башкортостан о порядке рассмотрения инвестиционных проектов не были регламентированы четкие административные процедуры подготовки экспертных заключений о целесообразности удовлетворения заявок на предоставление господдержки, в приказе Агентства инвестиционного развития Республики Татарстан – сроки подачи заявок организациями малого и среднего бизнеса на выделение субсидий. В Саратовской, Самарской, Нижегородской, Ульяновской областях, Пермском крае, Республике Татарстан в целом ряде актов для решения вопроса о предоставлении прав на земельные участки, аренды имущества, получения разрешений на строительство вводилась обязанность представления излишних документов, совершения иных не предусмотренных законом действий, закреплялись незаконные основания отказа в выдаче разрешительной документации.

В некоторых субъектах округа муниципалитетами вводились иные нормы, усложняющие реализацию предпринимателями своих прав.

В г. Уфа отдельными правовыми актами часть полномочий по решению вопросов, относящихся к компетенции органов местного самоуправления, была передана в ведение унитарных предприятий, причем для последних были утверждены тарифы на оказание муниципальных услуг, отдельные из которых в силу закона должны были оказываться бесплатно. Только после вмешательства прокуратуры такая практика была прекращена.

В Юсьвинском районе Пермского края главой администрации и вовсе введена ничем не предусмотренная разрешительная процедура на предоставление предпринимателям права торговли, организации общественного питания, бытового сервиса для населения.

Не изжиты факты возложения органами местного самоуправления на неподведомственные коммерческие организации различного рода повинностей по уборке улиц, обеспечению торговли на праздничных мероприятиях, участию в предупреждении весеннего половодья и т.д. Такие случаи установлены 7 районах Республики Татарстан.

Все это свидетельствует о недостатках нормотворчества, формализме при изучении проектов правовых актов на коррупциогенность.

Прокурорами принимаются меры к изменению этой ситуации, ведется работа по правовой учебе специалистов муниципальных и государственных органов, организуются соответствующие семинары, разрабатываются модельные правовые акты. Однако очистить правовую базу от коррупциогенных норм, упростить регулируемые ей административные процедуры силами одной прокуратуры невозможно. Последовательная и постоянная работа в этом направлении должна проводиться и самими органами власти.

К примеру, в Кировской, Нижегородской областях для координации усилий по осуществлению антикоррупционной экспертизы правовых актов и их проектов, мониторинга их правоприменения, по инициативе прокуратуры, правительства и управления юстиции созданы постоянно действующие рабочие группы, к работе которой привлечены представители торгово-промышленной палаты, Ассоциации юристов России, независимые эксперты. Считаю, что подобные меры следует принять повсеместно.

Преодоление коррупции, бюрократических барьеров должно сопровождаться повышением прозрачности и оперативности оказания государством административных услуг.

В этой связи заслуживает внимание опыт внедрения инициативы Пермской торгово-промышленной палаты по реализации концепции «Административной гильотины» по значительному сокращению сроков оказания публичных услуг. Мною даны указания прокурорам субъектов посредством своих полномочий всемерно содействовать его распространению. На сегодняшний момент в большинстве регионов с привлечением представителей предпринимателей, организовано обсуждение указанных предложений, принимаются меры по разработке необходимых изменений в действующие правовые акты. Так, в Республике Марий Эл по результатам проведенной работы найдена возможность сокращения сроков предоставления для 59 государственных и муниципальных услуг, причем по большинству из них – в 2 раза, кроме того, по протестам прокуроров в соответствие с требованиями федерального законодательства приведены 195 муниципальных административных регламентов.

На планомерное и последовательное введение подобных форм содействия развитию бизнеса должны быть нацелены и принимаемые программы развития малого и среднего предпринимательства. Пока же, как свидетельствует прокурорская практика, многие из них носят формальный характер, принимаются «для галочки». Нередко в таких программах отсутствуют даже сведения об условиях и порядке оказания поддержки хозяйствующим субъектам, перечень мероприятий для этого, процедуре рассмотрения заявок предпринимателей. В ряде районов Республики Татарстан такие программы вовсе не были разработаны.

Другой крайностью являются ситуации, когда осуществление конкретных проектов допускается властями вопреки очевидным законодательным ограничениям, что приводит к возникновению неустранимых препятствий к их конечной реализации. Яркий пример – по сути самовольное строительство в г. Саратове ООО «Гермес -97» ряда жилых домов на землях федеральной собственности, без какого-либо разрешения, и, как следствие, невозможность регистрации прав на объекты строительства. В той же Саратовской области выдавались разрешения на строительство со сроком действия менее предусмотренного проектом, что заранее провоцирует проблемы со сдачей возведенных домов в эксплуатацию. Факты выдачи разрешений на строительство без экспертизы проектной документации имели место в Республиках Чувашия, Башкортостан, Нижегородской области.

И главное. Какими бы идеальными не были регламенты, реализация последних возможна только при неукоснительном их соблюдении должностными лицами. В настоящее время за некачественное выполнение своих обязанностей (нарушение сроков, принятие решений вопреки требованиям закона) виновные могут быть привлечены лишь к дисциплинарной ответственности, что вряд ли может в полной мере ориентировать чиновника на безусловное исполнение закона. Поэтому считаю целесообразным дополнить КоАП РФ нормой, предусматривающей административное наказание, в том числе в виде дисквалификации, за злостное нарушение стандартов и сроков оказания государственных и муниципальных услуг гражданам, предпринимателям и юридическим лицам.

Актуальным остается вопрос эффективности и законности расходования бюджетных средств, выделенных на различные инвестиционные проекты.

Прежде всего речь идет о совершенствовании процедур заключения и контроля за исполнением государственных и муниципальных контрактов. К сожалению, количество нарушений закона в этой сфере не уменьшается. Более того, мы постоянно сталкиваемся с попытками использования конкурсных процедуры в корыстных целях.

Так, в Оренбургской области высокопоставленные чиновники министерства экономического развития похищали средства, выделенные на финансирование мероприятий областной программы развития малого и среднего предпринимательства, заключая с аффилированными коммерческими структурами фиктивные контракты на научно-испледовательские работы.

В Кировской области возбуждено уголовное дело по факту нарушений при заключении государственного контракта на строительство завода по производству препаратов крови, что повлекло за собой неэффективное использование сотен миллионов рублей бюджетных средств. Как результат – инвестиционный проект не реализован, завод не построен.

Следует признать, что не в полной мере заработали механизмы внутреннего контроля за поведением госслужащих. Деятельность комиссий по предотвращению конфликта интересов, как правило, малоэффективна.

В такой ситуации коррупционная составляющая, когда государственный ресурс чиновников, в том числе при распределении контрактов, предоставлении госгарантий и иных преференций направлен преимущественно на подконтрольные коммерческие организации, будет оставаться обычным явлением.

Неудовлетворительным остается состояние законности при осуществлении функций контроля и надзора за предпринимательской деятельностью.

Практика прокурорского надзора свидетельствует, что органами, обладающими контрольными и надзорными полномочиями, в процессе их осуществления по-прежнему повсеместно допускаются нарушения закона – за 2011 г. их пресечено свыше 11,5 тысяч, к различным видам ответственности привлечено более 2,5 тысяч должностных лиц, в отношении последних возбуждено 15 уголовных дел. Прокурорами выявлялись массовые случаи игнорирования установленного законом порядка организации и проведения проверок субъектов предпринимательской деятельности. Обычным явлением остается проведение проверочных мероприятий без распоряжений, без составления соответствующих актов, а также организация внеплановых проверок при отсутствии законных оснований.

В 2011 г. более чем в 4,5 тыс. случаев или в 52% от числа всех обращений прокуроры округа отказали в согласовании внеплановых проверок малого и среднего бизнеса.

В Республике Татарстан прокурором выявлены факты незаконного наделения контрольно-надзорными полномочиями Управления по обеспечению рационального использования и качества топливно-энергетических ресурсов, не входящего в систему органов исполнительной власти. Прокуратурой г. Оренбурга опротестовано распоряжение главы городского округа, предоставляющее комиссии, не являющейся органом муниципального контроля, право проверки хозяйствующих субъектов в сфере потребительского рынка и предпринимательства. Аналогичные нарушения имели место в Республике Марий Эл.

Несмотря на сужение до необходимого минимума объема внепроцессуальной компетенции правоохранительных органов, сотрудники органов внутренних дел в отдельных регионах продолжают проводить проверки финансово-хозяйственной деятельности субъектов предпринимательства. Такие факты, в частности, были выявлены в деятельности органов полиции г. Йошкар-Олы.

Полноценной реализации законодательства о защите прав предпринимателей препятствует и тот факт, что до настоящего времени не определен орган, ответственный за ведение реестра субъектов малого и среднего предпринимательства, в связи с чем на практике возникают сложности с отнесением к их числу потенциального объекта проверки в соответствии с критериями, определёнными федеральным законодательством.

В заключении хочу отметить, что решение обозначенных мной проблем обеспечения конституционных прав на свободу предпринимательства, условий развития инвестиционной привлекательности требует серьезного внимания всех заинтересованных органов, и принятия от нас четких скоординированных мер.

Благодарю за внимание.

corner

Обращения граждан

Уважаемые посетители!

В соответствии со ст. 10 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" в органах и учреждениях прокуратуры разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов.

Прием граждан
Телефон доверия

Ваше право



Интернет-приемная

Контакты

Адрес:
603950, ГСП-60, г.Н.Новгород, ул.Студеная д. 37,

тел: +7 (831) 278-45-27

факс: +7 (831) 278-45-31

При заполнении обращения Вам необходимо указать свои фамилию, имя, отчество, почтовый адрес по которому должны быть направлены ответ либо уведомление о переадресации обращения.