Управление Генеральной прокуратуры России в Приволжском федеральном округе

Интервью и выступления

Вашему вниманию представляется доклад заместителя Генерального прокурора РФ Зайцева С.П. на Всероссийской межведомственной научно-практической конференции // 29.05.12

«Об актуальных проблемах защиты прав граждан в уголовном судопроизводстве»

Уважаемые коллеги!

Защита конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве определяет смысл процессуального законодательства. Именно в этом заключается главный государственный интерес в указанной сфере правоотношений, и органы дознания, следствия, прокуратуры суда, иные представители государства обязаны этим руководствоваться.

Практика же прокурорского надзора свидетельствует о существенных сбоях механизма такой защиты. Число выявленных нарушений в действиях органов следствия и дознания не снижается – в 2011 г. в округе их пресечено свыше 400 тысяч.

Всколыхнувшие страну недавние события в Казани наглядно показали, как иногда формируется доказательственная база по уголовным делам – граждане попросту принуждаются к оговору, к ним применяется насилие, психологическое давление.

За всеми этими фактами – конкретные судьбы людей, и, что не менее важно, обманутые надежды граждан на государственную защиту и справедливость.

Помимо кадровых просчетов, непрофессионализма отдельных сотрудников, причинами такого положения, на наш взгляд, являются системные управленческие сбои, а также пробелы в законодательном регулировании.

Одним из основных факторов, подталкивающих недобросовестных сотрудников к применению незаконных методов дознания и следствия, является упрощенная, основанная исключительно на статистических показателях, система ведомственной оценки работы правоохранителей.

Именно этим объясняются попытки добиться от человека признания в том, чего он не совершал, то есть, не утруждая себя работой, как можно скорее отрапортовать о раскрытии преступления.

Такое отношение к службе отнюдь не редкость и не всегда пресекается непосредственными руководителями.

Назову лишь несколько цифр. За 2011 год органами прокуратуры в округе поставлено на учет более 17 тысяч укрытых должностными лицами полиции преступлений. Подавляющая часть из них – это случаи, когда сообщения о преступлениях либо не регистрировались, либо по ним принимались явно незаконные решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Если учитывать, что, как правило, все эти преступления изначально вызывали сложность в раскрытии, а потому «портили» показатели, мотив подобных нарушений становится очевидным.

По фактам умышленного непринятия мер к защите граждан от преступных посягательств около 12 тысяч должностных лиц привлечены по прокурорским представлениям к дисциплинарной ответственности, только по нашей инициативе в 2011 г. в отношении сотрудников полиции возбуждено 34 уголовных дела.

Представляется, что решить эту проблему можно в том числе за счет избавления сотрудников от статистического прессинга, зависимости их служебного положения от «красоты» общих показателей раскрываемости преступлений. Введение объективных критериев оценки результатов служебной деятельности позволило бы отбить желание лакировать статистику.

Для этого необходимо внедрять иные критерии оценки, обеспечить их неразрывную связь с общественным мнением.

Прежде всего, речь может идти об отношении к повседневной работе: своевременности принятых мер, их полноте, качестве, правильности принимаемых решений, в том числе по квалификации действий, недопустимости ее искусственного завышения или занижения и т.п.

Ведь, согласитесь, для нас всех очень важно, чтобы правонарушение не было допущено, либо оперативно пресечено, ущерб был возмещен и преступник был наказан «не в статтаблицах», а в каждом конкретном случае.

Важнейшим критерием, по которому можно будет судить о сотруднике правоохранительных органов, также должна стать законность его действий.

К примеру, деятельность оперуполномоченного не может быть признана положительной, если он незаконно отказал в принятии хотя бы одного заявления о преступлении, вне зависимости от того, сколько криминальных посягательств им раскрыто. В этом случае каждый из ответственных должностных лиц будет знать, что любое нарушение прав гражданина перечеркнет все его достижения по службе, а, следовательно, «поставит крест» на карьерном росте, получении премий, наград и т.п.

Недопустимо также, когда определяющим для оценки качества работы полиции остается только ведомственный, то есть внутренний контроль. В связи с этим, целесообразно ввести практику ежегодного направления Президенту Российской Федерации и палатам Федерального собрания России аналитического доклада о деятельности полиции, который бы составлялся независимыми экспертами, с привлечением Генеральной прокуратуры РФ, Уполномоченных по правам человека и ребенка, Верховного суда России и т.п. Такой же внешний анализ работы подразделений полиции имеет смысл проводить на региональном и муниципальном уровнях, рассматривать на заседаниях представительных органов, решения которых должны обязательно учитываться руководством полиции в дальнейшей работе и кадровой политике.

Одним из условий обеспечения состояния законности в деятельности сотрудников правоохранительных органов является прокурорский надзор.

Причем значительное расширение в последнее время сферы судебного контроля за соблюдением законности, прав и свобод граждан не может умалять его значения.

Особенность правового положения органов прокуратуры в России, наделение ее функциями по инициативной, а не только на основании жалоб, проверке законности действий органов предварительного расследования, предопределяет важность прокурорского надзора в обеспечении гарантий защиты конституционных прав и свобод граждан.

Так, в Нижегородской области в 2011 г. судами по жалобам граждан признано незаконным 130 постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, тогда как органами прокуратуры 60,5 тысяч, для производства дополнительного расследования прокурорами возвращено 488 уголовных дел, судами же в порядке ст. 327 УПК РФ - 218.

Все это ни в коем случае не противопоставляет функции прокуратуры и суда, а говорит о том, что прокурорский надзор и судебный контроль дополняют друг друга, имея при этом общие задачи.

В настоящее время наиболее распространенными на досудебной стадии нарушениями прав граждан являются: необоснованный отказ в осуществлении уголовного преследования, не соблюдение принципа разумности сроков проведения доследственных проверок и расследования уголовных дел; нарушения прав лиц, в отношении которых применяются меры процессуального принуждения.

В этих условиях прокурору должна быть предоставлена возможность не только фиксировать нарушения, а добиваться оперативного и реального их устранения. Сейчас же, к сожалению, зачастую спор о законности действий должностных лиц приобретает главенствующее значение, а права и защищенность человека – второстепенное.

К примеру, широко распространены факты необоснованного отказа в возбуждении уголовного дела следователями Следственного комитета России по результатам рассмотрения сообщений о преступлениях, связанных с применением к гражданам насилия и иного воздействия должностными лицами правоохранительных органов.

Только в 2011 г. в России таких проверок было проведено свыше 17 тысяч и лишь в 250 случаях были возбуждены уголовные дела. В 98% случаев принимались решения об отказе в возбуждении уголовного дела.

Притом зачастую дополнительные проверки по инициативе прокуроров проводились по одним и тем же сообщениям до 3-х и более раз, только после этого возбуждались уголовные дела по совершенным должностным преступлениям.

С подобной ситуацией мы столкнулись при выезде в Республику Татарстан, где за 2011- 2 месяца 2012 гг. прокурорами отменено 450 незаконных постановлений следователей об отказе в возбуждении уголовного дела по сообщениям данной категории, а по результатам дополнительной проверки возбуждено лишь 1 уголовное дело.

Однако только в ходе работы комиссии Генеральной прокуратуры РФ Управление СК РФ по республике признало незаконным 21 постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. По результатам в отношении сотрудников правоохранительных органов, грубо нарушивших права граждан на личную неприкосновенность, истязавших подозреваемых и обвиняемых, возбуждено 7 уголовных дел. Помимо этого, комиссией инициированы процессуальные проверки еще по 40 случаям превышения должностных полномочий, уже сейчас в связи с этим возбуждены 9 уголовных дел.

Иными словами, само по себе право прокурора отменять незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела не гарантирует того, что следователь спустя какое-то время не примет по данному материалу аналогичное незаконное решение.

Между тем, применительно к разрешению сообщений о незаконных методах следствия, указанная бездеятельность, исходя из позиции Европейского Суда по правам человека, представляет собой, по сути, отказ властей от проведения эффективного расследования заявлений физических лиц о том, что они подвергались в серьезных формах ненадлежащему обращению. Такие выводы, содержащиеся в Постановлениях Европейского Суда, дискредитируют Российскую Федерацию в глазах мирового сообщества, ставят под сомнение действие демократических принципов.

Аналогичная ситуация возникает и в случаях, когда прокурор самостоятельно, осуществляя надзор, выявляет преступление. В этом случае он также наделен возможностью лишь инициировать в порядке ст. 37 УПК РФ вопрос о возбуждении уголовного дела перед органами следствия и зачастую вынужден пресекать с их стороны волокиту, неоднократно отменять незаконные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

В этой связи возвращение прокурору права своим постановлением возбудить уголовное дело было бы серьезной гарантией соблюдения прав потерпевших на судебную защиту и доступ к правосудию, а также пресечения фактов превышения полномочий в отношении подозреваемых (обвиняемых).

Подобное право прокурора сведет на нет практику доминирования внутриведомственных интересов над реализацией задач уголовного судопроизводства, когда осуществление правозащитной функции нередко рассматривается следственными и оперативными подразделениями не как обязательное условие, а как помеха реализации функции уголовного преследования.

К слову, в ведущих европейских странах (Германии, Франции, Италии и Испании и др.) функции уголовного преследования неизменно связаны с реализацией права прокурора на возбуждение уголовного дела (инициацией уголовного преследования)[1]. Поэтому наделение прокурора подобными полномочиями является обычной практикой.

Более того, право возбуждения прокурором уголовного дела не является рудиментом и советской правовой доктрины, поскольку содержалось еще в Уставе уголовного судопроизводства 1864 года, согласно которому прокурор и его товарищи могли возбуждать дела как «по доходящим до них сведениям, так и по непосредственно им установленным преступлениям или признакам преступных деяний»[2].

Не способствуют реализации правозащитной функции прокуратуры и нормы УПК РФ, предусматривающие прекращение уголовного дела исключительно органами предварительного расследования. То, что нередко уголовное преследование используется вопреки задачам уголовного судопроизводства, не секрет. На этом фоне является нонсенсом, что в действующей редакции ст. 37 УПК РФ прокурор не может прекратить незаконное уголовное преследование не только в стадии предварительного расследования, но даже на стадии утверждения обвинительного заключения.

Наконец, исходя из равенства защиты прав любого участника уголовного судопроизводства, отказ в государственной защите от преступления в какой-либо форме (непринятие заявления, вынесение незаконного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и др.) должно влечь такие же последствия, что и незаконное привлечение лица к уголовной ответственности – имеется в виду право на обращение в суд с заявлением о возмещении ущерба, принесение официального извинения и т.п. Подобная обеспечительная мера, которая нуждается в правовой регламентации, будет способствовать надлежащему выполнению со стороны органов дознания и следствия обязанностей реализации прав как обвиняемого, так и потерпевшего.

Благодарю за внимание.

corner

Обращения граждан

Уважаемые посетители!

В соответствии со ст. 10 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" в органах и учреждениях прокуратуры разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов.

Прием граждан
Телефон доверия

Ваше право



Интернет-приемная

Контакты

Адрес:
603950, ГСП-60, г.Н.Новгород, ул.Студеная д. 37,

тел: +7 (831) 278-45-27

факс: +7 (831) 278-45-31

При заполнении обращения Вам необходимо указать свои фамилию, имя, отчество, почтовый адрес по которому должны быть направлены ответ либо уведомление о переадресации обращения.